Российский телесериал

 
Новости

Сериалы

Фотогалерея

Актеры

Рейтинг

Опрос-2005

Архив

Предыдущая Следующая

Шекспира «Много шума из ничего» в газетах писали: «М-р Ирвинг решил
вопрос, для изучения или для сцены предназначен Шекспир, тем, что
приблизил к рампе Шекспира ученых настолько, насколько это позволяют
практические соображения. Ни один энтузиаст не мог бы сделать большего…»
   Великолепие
постановки и на сей раз не заслонило актеров. Главными героями
спектакля стали Беатриче и Бенедикт – Терри и Ирвинг. Словесные
поединки героев были свидетельством взаимного расположения. Чем больше
они упражнялись в остроумии, тем больше сближались. Спектакль прошел
212 раз и был снят только в связи с заокеанскими гастролями «Лицеума».
   Гастроли
были чрезвычайно напряженными. Только в Нью-Йорке состоялось 29
спектаклей. Изредка давая отдохнуть Терри, Ирвинг играл в каждой пьесе.
Это был настоящий театр на колесах: специальные поезда перевозили из
города в город сложнейшие декорации. Никакие трудности не могли

заставить Ирвинга показывать спектакли в упрощенном варианте, разве что
сцена оказывалась слишком мала.
   В Америке каждую
роль Ирвинга готовы были объявить лучшей. Когда в Чикаго он сыграл
Гамлета, местная «Трибюн» писала, что его успех закономерен: ведь по
своим актерским данным – интеллекту, чувствительности и, главным
образом, поэтическому темпераменту – он как нельзя лучше годится именно
для Гамлета.
   Гастроли продолжались полгода. Лишь
31 мая 1884 года лондонская публика снова увидела Ирвинга. Он вернулся
ненадолго: дополнив репертуар «Двенадцатой ночью» Шекспира, опять уехал
в Америку. И вскоре трудно было понять, где Ирвинг более популярен: в
Англии или за океаном.
   30 марта 1885 года Генри
Ирвинг сделал в Гарвардском университете доклад «Искусство актера». Он
был первым актером, удостоившимся такой чести. Ирвинг подчеркивал, что
актер «должен проникнуться душой изображаемого персонажа, так сказать,
воплотить его в себе», и тем самым оспаривал теорию, выдвинутую Дидро в
«Парадоксе об актере».
   Вернувшись в Лондон, Ирвинг
увлекся работой над «Фаустом». При его деятельном участии драматическая
поэма была переработана штатным драматургом «Лицеума» Уилсом. В итоге
из двадцати пяти сцен первой части «Фауста» в спектакль вошли
двенадцать.
   «Чудес» было много: клубы дыма, из
которых появляется Мефистофель; облако тумана, уносящее Мефистофеля и
омоложенного Фауста; вырывающееся из стола по воле черта пламя;
рассыпающиеся от скрещенных шпаг Валентина и Фауста искры (впервые в
«Лицеуме» применили электричество). Вершиной изобретательности Ирвинга
стала сцена Вальпургиевой ночи.
   Это был самый
«кассовый» спектакль за всю историю «Лицеума». Неоднократно
возобновляемый, он в общей сложности прошел 792 раза, из них 375 раз
подряд. Привлекали многочисленные чудеса, искренняя и глубоко
трагическая игра Терри, дьявольский магнетизм Ирвинга.
   Ирвинг
отстаивал свой принцип постановки пьес Шекспира – использование музыки,

Предыдущая Следующая