Российский телесериал

 
Новости

Сериалы

Фотогалерея

Актеры

Рейтинг

Опрос-2005

Архив

Предыдущая Следующая

выступал и как чтец, мастер оригинального жанра драматического монолога
(автором некоторых монологов был он сам). И этот талант декламатора
Коклен с успехом применил в лирических и бравурных монологах
ростановского персонажа.
   В роли Сирано Коклена
видел русский писатель А.В. Луначарский, который высоко оценил его
игру. «Сирано, – писал он, – создан Ростаном словно под
диктовку темперамента и вкусов Коклена. У Коклена он прежде всего
гасконский бретер, богема, с острой шпагой, с острым умом, острым
языком. Коренастая фигура, заносчивая посадка головы, вздернутый кверху

знаменитый нос трубой, хулиганство в движениях, находчивость Гавроша в
речи… Сирано – честолюбец, который любит успех у толпы и хотел бы
успеха у женщин, но остановлен на пути к головокружительному положению
первого кавалера Парижа проклятием своего уродства…»
   Бенуа
Констан – один из пионеров кино. В 1900 году в Париже демонстрировался
кинемакрофонограф, или фонорама, – приспособление, обеспечивающее
синхронную проекцию изображения и звука. Газета «Фигаро» сообщала:
«Коклен – бессмертный Сирано – заканчивает это ревю „Смешными
жеманницами“, и его мощный, звучный голос покрывают дружные
аплодисменты…»
   Сирано де Бержерак был последним
крупным созданием Коклена. Пережив головокружительный успех в этой
роли, он продолжал, уже стариком, играть прежний свой репертуар и лишь
изредка выступал в новых пьесах. Коклен на сцене был воплощением чисто
французского темперамента, остроумия, разума, изящества.
   В
«Орленке» Ростана он сыграл роль старого слуги Фламбо, репетировал роль
Шантеклера в одноименной пьесе Ростана, но сыграть ее уже не успел: 27
января 1909 года в Куйи-Сен-Жермен актер умер.
   Эрнесто
Росси, великий итальянский актер, в своей книге писал о Коклене: «Не
знаю, чему приписать блеск искусства Коклена: природному дарованию или
умению совершенствовать его. Технику Коклена не так-то легко было
заметить, особенно в комедии, а это означает, что актер обладал двойным
достоинством: умел не только шлифовать свое мастерство, но так скрывать
его от глаз публики, что выглядел на сцене абсолютно естественным».



Предыдущая Следующая