Российский телесериал

 
Новости

Сериалы

Фотогалерея

Актеры

Рейтинг

Опрос-2005

Архив

Предыдущая Следующая

покидали ее в самые трагические моменты… Этот спектакль вызвал у
русской публики восторженные отклики.
   Вторично
покинув театр «Комеди Франсез», Сара Бернар неоднократно пыталась
создать собственный театр, становясь во главе сначала театра
«Порт-Сен-Мартен», затем в 1893 году она приобрела театр «Ренессанс», а
в 1898 году – театр на площади Шатле, получивший название «Театра Сары
Бернар».
   Во время скандала, связанного с так
называемым «Делом Дрейфуса», 15 ноября 1897 года Бернар отправляется к
Золя, чтобы рассказать ему о свершившейся несправедливости и призвать к
борьбе! Эмиль Золя соглашается с ней. 25 ноября он пишет: «Правда
двинулась в путь, и ничто ее не остановит…», а 13 января 1898 года –
знаменитое «Я обвиняю». Тотчас дом Золя окружает толпа враждебно
настроенных манифестантов. Появляется Сара Бернар. Ее авторитет так
велик, что манифестанты молча расходятся. Сара Бернар шла на риск. На

нее обрушивается не только пресса, но и – что для нее гораздо важнее –
ее обожаемый сын, изысканный Морис, принадлежавший к Патриотической
лиге. Они поссорились и целый год не разговаривали. Любовь к
справедливости восторжествовала над материнской любовью, притом любовью
беспримерной, ибо Сара Бернар была несравненной матерью, до последнего
дня она работала, чтобы покрыть расходы своего обворожительного сына –
завсегдатая Жокейского клуба, а главное, игорных домов.
   Сарой
Бернар восхищались и аристократическая публика, и простой люд. К ним
можно добавить Пруста и Джеймса, Диккенса и Уальда, Твена и Гюго,
которые восторженно отзывались о ее таланте. Станиславский считал
искусство Бернар примером технического совершенства.
   Ее
актерское мастерство вызывало восхищение своей эстетической
завершенностью. Манера игры Сары Бернар основана прежде всего на
виртуозной внешней технике – на выразительности и пластичности жестов,
поз, движений, великолепном владении мелодичным голосом и тщательно
разработанной системе интонационных оттенков речи. Ее искусство было
великолепным воплощением эстетических принципов «школы представления».
Талант актрисы, ее острая наблюдательность и блестящая техника
позволяли ей убедительно играть и даже трогать публику в ролях, не
требующих трагедийной масштабности мыслей и страстей.
   «Думаю,
что драматическое искусство преимущественно женское искусство, –
пишет в книге „Моя жизнь“ Сара Бернар. – В самом деле, желание
украшать себя, прятать истинные чувства, стремление нравиться и
привлекать к себе внимание – слабости, которые часто ставят женщинам в
укор и к которым неизменно проявляют снисходительность. Те же самые
недостатки в мужчине вызывают отвращение».
   Чехов и
Шоу были ее противниками. Шоу, например, описывая игру актрисы в драме
Мюссе «Лорензаччо», говорит об интересном исполнении отдельных сцен и
сожалеет, что актриса не поняла сложности и противоречивости характера
Лорензаччо, в котором сочетаются «демон и ангел» и «кроется ужас перед

Предыдущая Следующая