Российский телесериал

 
Новости

Сериалы

Фотогалерея

Актеры

Рейтинг

Опрос-2005

Архив

Предыдущая Следующая

особенность – реквизит оживал в ее руках: цветы, письмо любимого
человека, обручальное кольцо Норы – все эти вещи жили в ее руках. Но
самое главное, что ее отличало от всех актрис того времени, – это
то, что она играла не текст роли, а ее подтекст. К.С. Станиславский
пришел к этому термину, когда стал ставить Чехова. На губах Дузе вы
читали не произнесенные ею слова, в ее глазах – не оформленные в слова,
но промелькнувшие мысли».
   Дузе интересовалась всем
– и наукой, и литературой, и просто жизнью. Она выписывала книги из
разных стран и на разные темы, в том числе и философские. Элеонора
читала очень много. Сыграв в нескольких пьесах Дюма-сына, она выучила
французский язык и вступила с автором в длительную переписку.
   В
ноябре 1892 года в берлинском «Лессинг-театре» состоялся дебют Дузе в
«Родине» Зудермана. На другой день после спектакля автор писал жене в
Дрезден: «Это был грандиозный вечер! Там была моя Магда, чистая,

светлая… Теперь уже никто не посмеет ее обижать. Рассказать тебе о ее
искусстве я просто не в силах. Нашу Магду она видит в идеальном свете,
к тому же добавляет от себя тысячи и тысячи находок и всяких
откровений…»
   Известно, что из уважения к величию
смерти Элеонора Дузе избегала показывать ее на сцене. Так и в «Родине»
она перенесла сцену смерти отца Магды за кулисы, и зритель догадывался
о случившемся лишь по поведению актрисы, по охватившему ее ужасу и
смятению.
   В январе 1893 года Элеонора Дузе прибыла
в Нью-Йорк. Первое знакомство с городом буквально ошеломило ее. «…И я
увидела огромный город, – писала она искусствоведу Риччи, –
всюду колеса, экипажи, магазины и странные здания, кругом навязчивая
реклама, шум и грохот… Ни единой улыбки живого искусства, ничего, на
чем могли бы отдохнуть глаз и душа…»
   Дузе
выступала в Нью-Йорке, Филадельфии, Чикаго и Бостоне. Она не стала
продлевать гастроли, поскольку еще раньше заключила контракт с
лондонским «Лирик-тиетр».
   Свое международное турне
она закончила 31 января 1894 года в Мюнхене. Дузе стала признанной
властительницей дум в театральной жизни Германии. Г. Гауптман писал:
«Для меня она самая великая актриса, более того, она – олицетворение
самого искусства». В то время был принят термин «прозрачность», которым
определяли все тонкое, нежное, уязвимое. Как раз этого эффекта
прозрачности и достигала Элеонора, особенно когда передавала душевное
состояние женщин, сломленных жизнью.
   В Мюнхене
Дузе распустила свою труппу. Расстался с ней и Флавио Андо, который
перешел в труппу Лейгеба. Актеры преподнесли Элеоноре трогательный
адрес.
   В сентябре 1894 года на отдыхе в Венеции
Анджело Конти представил Дузе двух поэтов – Габриэле Д'Аннунцио и
Адольфо де Бозиса. Встречи в Венеции, разговоры об искусстве буквально
опьяняли Элеонору. Ей казалось, что именно Д'Аннунцио создаст для нее
произведение, которым она достойно завершит свой путь в искусстве.
   Через

Предыдущая Следующая