Российский телесериал

 
Новости

Сериалы

Фотогалерея

Актеры

Рейтинг

Опрос-2005

Архив

Предыдущая Следующая

жизни театра был шекспировский спектакль «Юлий Цезарь». Через месяц
после премьеры Немирович-Данченко написал Чехову: «От Цезаря все
чурались, а я говорил, что это самая эффектная роль, и чуть не силой
заставил Качалова прославиться». По мнению критиков, актеру удалось
достигнуть великолепного сочетания «мрамора и бронзы». Пресыщенный
властью честолюбец, счастливый баловень судьбы, обладающий острым умом
и железной волей, Цезарь одновременно восхищал и отвращал своим сложным
внутренним миром.
   В 1903 году Качалов подружился с
профессиональным революционером-большевиком – Николаем Бауманом,
который, тайно вернувшись в Россию, несколько месяцев скрывался от
полиции в квартире Василия Ивановича.
   В декабре
1906 года Качалов сыграл на премьере «Бранда» Ибсена. Успех был
грандиозным. Затем были роли адвоката Нуллюса в «Анатэме» Л. Андреева и
Ивана Карамазова. Качалов говорил: «Я любил в Иване Карамазове его бунт

против Бога, навязанного человеку, как камень на шею, его страстную
веру в силу разума, дерзновенно разрушающего все преграды на пути к
познанию. И эта идея освещала для меня каким-то особенным светом
каждое, пусть и страшное переживание Ивана». За такое исполнение роли,
писал один из критиков после спектакля «Братья Карамазовы», «некогда
венчали золотыми венками».
   В 1909 году состоялся
спектакль «У врат царства» по пьесе Кнута Гамсуна. Критики писали о
качаловском герое Иваре Карено, что это «едва ли не самый совершенный
из всех образов, созданных артистом» и что он «предстал прямо в
ослепительном блеске». «Бунт Карено – это подлинно человеческий,
благородный бунт», – говорил актер.
   Вызвала
общественную бурю и следующая роль Качалова. Однако на этот раз горячо
обсуждалась «вина» артиста", дерзнувшего разрушить традиционную
трактовку Глумова – героя комедии Островского «На всякого мудреца
довольно простоты». Московские студенты даже обратились к Василию
Ивановичу с письмом, в котором говорилось, что они привыкли видеть в
нем путеводную звезду: «Качалов – Бранд, Качалов – Карено, Качалов –
Тузенбах смутил нас, внес разлад в нашу душу, дав нам Качалова –
Глумова. Зачем Вы заставляете нас сочувствовать Глумову против нашего
желания, против нашей совести?»
   Русская сцена еще
не знала такого сатирического Глумова. «…Я поставил задачу, –
писал Качалов, – показать, что Глумов не только умен, но и очень
талантлив, что в нем живет нечто от сатирического Пушкина и
эпиграммиста. И потом Глумов из тех натур, для которых жизнь –
увлекательная игра. Эта игра сильнее тешит его, чем правит им злоба на
людей или забота о карьере. В основе Глумова лежит чуткий наблюдатель,
улавливающий все смешное в окружающих людях».
   Тридцать
пять разных ролей сыграл Качалов на сцене Художественного театра,
прежде чем предстал в образе Гамлета. Постановка была задумана в театре
в 1908 году, а премьеру удалось показать только через четыре года.
   Известный

Предыдущая Следующая