Российский телесериал

 
Новости

Сериалы

Фотогалерея

Актеры

Рейтинг

Опрос-2005

Архив

Предыдущая Следующая

изобразил короля капризным изменчивым человеком, чьи многочисленные
желания не осуществились, а надежды не оправдались. Защищая свою
позицию, Лоутон говорил: «Я хотел сделать его убедительным, хотел
показать его общительным и по-своему обаятельным человеком, каковым он
и должен был быть, чтобы завоевать такую фантастическую популярность,
какой он обладал в действительности. Он был прекрасным лингвистом и
опытным музыкантом; он сочинил две мессы. Я хотел показать его
человеком, каким он был, а не деспотом, каким его изображали».
   Американские
киноакадемики наградили Лоутона «Оскаром». На Первом Международном
кинофестивале в Москве (1934) он был признан лучшим актером года.
   В
1935 году на экраны вышел фильм «Мятеж на „Баунти“», в котором Лоутон
появился в образе сурового и придирчивого капитана Блая. Персонаж Блая
настолько увлек Лоутона, что он предпринял серьезные поиски сведений об

офицере, его привычках, одежде.
   Огромная сила и
убедительность, с которой Лоутон играл отрицательные роли, дала повод
одному из английских критиков задать следующий вопрос: «Сумеет ли он
избежать ожидающей его долгой череды убийц, садистов, пьяниц и
маньяков?» И добавить. «На это, по-видимому, надежды мало».
   После
ряда удачных работ в кино Лоутон неожиданно вернулся на сцену. Восемь
месяцев актер выступал в спектаклях объединенной труппы «Олд Вик –
Сэдлерс Уэллс». Получал он сто долларов в неделю (в двадцать раз
меньше, чем ему платили в Голливуде), тратил около четырнадцати часов в
сутки на подготовку роли, на репетиции, отвергая любые предложения
кинопродюсеров и антрепренеров. Друзьям Лоутон объяснял: «Мне не
удалось получить классического образования, хотя, как говорится, я не
расставался с классиками даже в постели. Откажись я от возможности хоть
как-то восполнить этот пробел, и я бы перестал уважать себя. Я понял,
что старею, и если я не останусь верен мечтам юности, то вскоре мне
придется только зарабатывать деньги и забыть о честолюбии».
   Каждый
месяц Лоутон появлялся в новой роли: Анджело в «Мере за меру», Просперо
в «Буре», Макбет, Чезюбл в «Как важно быть серьезным» Уайльда, Тэттл в
пьесе У. Конгрива «Любовь за любовь». Зрительный зал на его спектаклях
был неизменно полон. Критики же не пришли к единому мнению. Одни с
восторгом отмечали темперамент, мощь, ренессансное жизнелюбие
шекспировских персонажей Лоутона. Другие осуждали актера за отход от
традиций, за неумение найти общий стилистический язык с партнерами.
   После
восьми месяцев выступлений в «Олд Вике» Лоутон вернулся в кино. В
большинстве ролей самого счастливого периода его творчества (1934—1942)
Лоутон покорял диапазоном своих перевоплощений. Не верилось, что один и
тот же актер мог сыграть и Генриха, и потомственного лакея Рагглса
(«Рагглс из Ред-Гапа»), и деспотичного отца семейства («Барреты с
Уимпол-стрит»), и свирепого морского волка («Мятеж на „Баунти“»), и

Предыдущая Следующая