Российский телесериал

 
Новости

Сериалы

Фотогалерея

Актеры

Рейтинг

Опрос-2005

Архив

Предыдущая Следующая

(магнат прессы), «Подкупе» (попрошайка). Тенденция продюсеров давать
ему не только одноплановые, но и третьестепенные, эпизодические роли
удручала актера. Но театральные эксперименты требовали денег, поэтому
он вынужден был играть то, что ему предлагают.
   Лоутон
собирался поставить в концертном исполнении третий акт пьесы Б. Шоу
«Человек и сверхчеловек». Для участия в спектакле он пригласил трех
известных актеров: своего старого друга, сэра Седрика Хардвика,
француза Шарля Буайе («Буайе – мастер тирады, именно это нужно для
Шоу») и американку Агнес Мурхед, прославившуюся в фильме Орсона Уэллса
«Гражданин Кейн».
   Лоутон добивался максимальной
отточенности каждой интонации, паузы, жеста. Буайе в шутку спрашивал:
«Вы никогда не отдыхаете, Чарлз?» – «Зачем отдыхать, если впереди
вечность?» – отвечал Лоутон, и это была своего рода концепция жизни.
Ему принадлежит характерное высказывание о жизни и смерти: «Однажды мы

говорили об искусстве с моим большим другом Жаном Ренуаром и пришли к
выводу, что если мы и боимся смерти, то только потому, что не сможем
узнать ничего нового об искусстве. Ибо в искусстве сосредоточено все,
что стоит знать человеку».
   Вопреки мрачным
прогнозам критики постановка имела подлинный успех. После занявшей весь
1950 год поездки по стране микротруппа Лоутона показала «Дон Жуана в
аду» в зале Карнеги-холл. Восторженный прием публики заставил замолчать
даже недоброжелателей. Представления перенесли на Бродвей. Рецензенты
согласились, что Лоутон совершил чудо – четыре человека в вечерних
костюмах стояли у пюпитров и читали пятидесятилетней давности пьесу без
сюжета. На сцене разворачивалась философская и интеллектуальная
дискуссия между Дон Жуаном, статуей Командора, донной Анной и Дьяволом.
   Триумф
спектакля в немалой степени объяснялся появлением Лоутона в роли
Дьявола. Респектабельный джентльмен в очках, он вовсе не походил на
традиционного Сатану. Однако постепенно герой Лоутона вырастал в
полного сарказма, самоуверенного и циничного Дьявола, уверенного как в
своем могуществе, так и в порочности человека…
   Развивая
успех, Чарлз взялся за театрализацию поэмы Бенета «Тело Джона Брауна»,
посвященную знаменитому борцу за освобождение негров. И вновь победа
над зрителем. Критика затруднялась, какой из постановок отдать
предпочтение – Шоу или Бенета. К этому времени относится знакомство и
дружба Лоутона со знаменитым негритянским актером-певцом Гари
Белафонте. Жена Лоутона, уже известная английская актриса Эльза
Ланчестер, участвовала в середине 50-х годов в одной из концертных
программ Белафонте. После этого Лоутон сам хотел поставить
театрализованный концерт с его участием – вечер негритянского
фольклора. Но, к сожалению, обстоятельства помешали им воплотить эти
замыслы.
   Традиционное турне по стране (с
композицией о Джоне Брауне) прошло при аншлагах. Актер выступал по
телевидению с самостоятельной программой «Это Чарлз Лоутон», читал по

Предыдущая Следующая