Российский телесериал

 
Новости

Сериалы

Фотогалерея

Актеры

Рейтинг

Опрос-2005

Архив

Предыдущая Следующая

справиться.
   Голос Гилгуда считается одним из
«чудес» английского театра. «Чудо» это – результат огромного труда, и
прежде всего труда интеллектуального. Актер никогда не позволял технике
взять власть над собой. В его исполнении «Гамлета», несмотря на
астрономическое число сыгранных спектаклей, техника не подавляла
творческого начала.
   Играя спектакль в двадцатый,
пятидесятый, сотый раз, он, по свидетельству современников, играл его
словно впервые. Гамлет в исполнении Гилгуда был не просто удачной
работой выдающегося мастера. Он был явлением эпохи, ролью поколения.
Его Гамлет – утонченный, изящный, находящийся в глубоком разладе с
самим собой, выражал настроения поколения «потерянных» или «обманутых»,
сложившегося после Первой мировой войны.
   За
Гилгудом закрепилась слава одного из лучших шекспировских актеров
современности. Не проходило года, чтобы Гилгуд не сыграл одну, две, три

шекспировские роли. Он играл в «Олд Вике», в Стратфордском театре, в
театрах Вест-Энда, совершал турне по английской провинции, выступал в
крупнейших театрах Европы и Америки. Английские критики любят говорить,
что Гилгуд «переиграл всего Шекспира».
   В 1934 году
Александр Корда предложил ему сыграть роль Гамлета в кино. Гилгуд
отклонил это предложение, поскольку считал кино недостаточно
выразительным средством для показа ролей из произведений Шекспира.
Правда, впоследствии он сожалел об этом.
   В 1935
году Гилгуд предложил Лоренсу Оливье роль Ромео в своей постановке,
оставив за собой роль Меркуцио. Спектакль имел огромный успех, но
Гилгуд и Оливье были не вполне удовлетворены. Ромео недоставало
поэтичности, Меркуцио был лишен необходимого динамизма, энергии,
пластичности. Через шесть недель они обменялись ролями. Спектакль
значительно выиграл. Никогда еще «Ромео и Джульетта» не имели такого
успеха на лондонской сцене. 189 вечеров подряд зрители заполняли зал
«Нью тиэтр», чтобы послушать голос Гилгуда, звучавший словно не со
сцены, а откуда-то издалека. И прекрасные шекспировские стихи будто
плыли в воздухе и таяли в вышине. Мир Гилгуда – Ромео был миром поэзии
и любви. Как справедливо заметил один английский критик, «этот Ромео
видел в монологе о королеве Маб гораздо больше, чем мог предположить
Меркуцио». Историк английского театра Кросс писал, что Гилгуд был
лучшим из тех двадцати Ромео, что ему довелось видеть на сцене. И с
этим никто не спорил.
   В 1936 году Гилгуд опять
встретился с Комиссаржевским, который ставил «Чайку» в «Нью тиэтр».
Гилгуд получил роль Тригорина. На этот раз совместная работа увенчалась
заслуженным успехом.
   Драматургия Чехова и
режиссура Комиссаржевского научили Гилгуда многому. «В двадцатых и
тридцатых годах работа над Чеховым, – вспоминает Гилгуд, –
явилась для нас как бы открытием новой формы, подобно тому, как в
последние годы молодые актеры открывают новую форму, в драматургии

Предыдущая Следующая