Российский телесериал

 
Новости

Сериалы

Фотогалерея

Актеры

Рейтинг

Опрос-2005

Архив

Предыдущая Следующая

для многих Лоренс обратился к «театру абсурда», решив сыграть в
«Носороге» Ионеско роль Беранже, персонажа чаплинского плана. Нашлась
подходящая роль и для Плоурайт. «Носорог» в высшей степени
соответствовал вкусам новой театральной публики. Игра Оливье привлекала
внимание своей утонченной сдержанностью, а не броскими эффектами.
«Обсервер» отнес эту роль к числу самых совершенных у актера.
   В
феврале 1962 года Оливье предложили стать художественным руководителем
Чичестерского фестивального театра. А в следующем месяце, в день
Святого Патрика, Лоренс и Джоан Плоурайт поженились. Они поселились в
четырехэтажном особняке в приморской части Брайтона. В сентябре родился
их первенец – мальчик, которого назвали Ричард Керр. Потом пошли
девочки – Тамсин, Агнес, Маргарет и Джули-Кэт.
   Через
два года после переезда в Брайтон в разговоре с театральным критиком
Гарольдом Хобсоном Оливье выразил дух своего нового образа жизни: «Я не

знаю ничего более прекрасного, чем, уезжая утром на такси из дома,
оглянуться и увидеть, как твоего младшего ребенка подносят к окну и
помогают помахать тебе ручкой. Это звучит сентиментально и банально, но
это важнее, чем поэзия, чем гений, чем деньги».
   9
августа 1963 года Оливье назначили первым директором Британского
Национального театра. Теперь на сцене он появлялся редко. Зрители могли
видеть его бесконечно утонченного Астрова и комически пылкого Брейзена
в «Офицере-вербовщике» Фаркера. Но для поклонников его таланта этого
было мало.
   В апреле 1964 года Лоренс Оливье начал
готовить великую роль: Отелло. «Я все откладывал, потому что, на мой
взгляд, это невозможно сыграть, – сказал он. – Объем
огромный, и нагрузка на актера просто чудовищная».
   Два
раза в неделю Лоренс разминался в гимнастическом зале, он начал бегать
вдоль берега Брайтонского залива. Актер развивал дыхание, выносливость
и ловкость, так как в его представлении Мавр двигался грациозно, «как
бесшумный черный леопард». Полгода Оливье занимался ежедневными
упражнениями для голоса. Через четыре-пять месяцев он мог говорить
почти на полную октаву ниже.
   Большинство
рецензентов признало его Отелло колоссальным достижением, особенно
поражающим своей виртуозностью. Ричарду Финдлейтеру удалось уловить
самое главное: «Отелло, представший этим апрельским вечером на
Ватерлоо-роуд, казалось, вобрал в себя все те свойства, сочетания
которых Оливье достигал в свои лучшие минуты и прежде и тем самым
всегда выделялся среди актеров, обходившихся лишь некоторыми из них:
магнетическую мужскую силу; изобретательные технические находки;
обаяние; эмоциональный накал и разнообразие; редкий дар перевоплощения;
пафос; черты комизма; широкий диапазон голоса; ярость; уважение к
традиции в сочетании с готовностью экспериментировать; способность
удивлять; проницательный ум; пыл; умение показать в персонаже все
человеческое; умение вызвать у зрителей страх, заставить их смеяться,

Предыдущая Следующая