Российский телесериал

 
Новости

Сериалы

Фотогалерея

Актеры

Рейтинг

Опрос-2005

Архив

Предыдущая Следующая

любит меня больше, чем я его», – жаловалась она. Только близкие
друзья могли видеть ее веселой, остроумной, великолепной
мистификаторшей, равной которой по части розыгрышей не было во всем
Риме. Но чаще она проводила время в своем доме, в окружении
многочисленных собак и кошек. Ночами она любила бродить по римским
улочкам, кормить бездомных животных.
   Пять лет не
снималась Маньяни в Италии, прежде чем получила роль монахини в фильме
«Сестра Летиция» М. Камерини. Мелодраматическая история о том, как
монахиня привязывается к младенцу из приюта и как в ней просыпается
запретное чувство материнства, была не лучшей работой актрисы. Как член
жюри Венецианского фестиваля 1956 года Висконти отдал свой голос Марии
Шелл. Маньяни обиделась на мэтра. Так произошла ее эпохальная ссора с
любимым режиссером. Только через двенадцать лет, случайно встретив
Висконти в магазине, Маньяни сама бросилась к нему: «Ну, Лукино, брось,

ладно уж тебе…»
   В 1958 году в фильме «Ад в городе»
Р. Кастеллани встретились две кинозвезды – Анна Маньяни и Джульетта
Мазина. Однако соседство двух актрис первой величины, как писала
пресса, превратилось в сущий «ад на съемочной площадке». Роль Маньяни
не была центральной, поэтому она потребовала внести изменения в
сценарий, чтобы уравнять по объему обе роли. В результате Маньяни,
создавшая незаурядный, сильный, глубоко трагический женский характер,
затмила Мазину.
   Летом 1960 года она снова
снималась со своим старым другом Тото. Однако фильм не получился.
Маньяни была раздосадована. «На кого же падает вина, – говорила
актриса. – На меня. Никто никогда не обвинял Марлона Брандо за то,
что он снялся в плохом фильме. Но все обвиняют Маньяни, если фильм с ее
участием терпит фиаско».
   Боготворил Маньяни и
Пазолини, она была для него великой актрисой неореализма, настоящей
римлянкой. Роль Мамы Ромы из одноименного фильма писалась специально
для нее. Желание работать с Пазолини было столь велико, что Маньяни
согласилась на 30 процентов своего обычного гонорара.
   Увы,
зритель смотрел картину плохо, критика тоже поначалу не приняла новой
эстетики Пазолини. И Маньяни, создав образ, вскоре ставший
классическим, хрестоматийным для итальянского кино, возвращается в
театр.
   Франко Дзеффирелли, художник, режиссер,
предлагает ей одну из лучших женских ролей мирового репертуара – Пину
из «Волчицы» Д. Верги. «„Волчица“ – это текст, написанный целиком для
Маньяни, – говорил Дзеффирелли. – И спектакль почти целиком
строился на ней. <…> Нервы ее напряжены до предела, она каждую
минуту готова взорваться. Может быть, это тоже делает ее великой
актрисой, одной из самых великих актрис нашего времени». Театр вернул
ей веру в себя, она вновь завоевывала зрителей во многих странах мира.
В Риме знали и любили ее, как знают и любят только «своих». Все знали в
лицо ее сына Луку, красивого мрачного юношу на костылях. Всем был

Предыдущая Следующая