Российский телесериал

 
Новости

Сериалы

Фотогалерея

Актеры

Рейтинг

Опрос-2005

Архив

Предыдущая Следующая

молодой, предпочитающий хореографию актер, человек с трудным
характером, возглавить дело ушедшего принципала.
   С
лета 1772 года Фридрих Людвиг Шрёдер официально стал вторым
руководителем труппы, взяв на себя бремя художественных забот. Софи
продолжала распоряжаться финансами и хозяйством театра.
   Любознательный,
вдумчивый, Шрёдер сразу взялся за главное – репертуар труппы. Он много
читает, постоянно общается с учеными, юристами, купцами, с людьми,
искренне заинтересованными в успешной судьбе его сцены. Директор не
ограничивался изучением истории, литературы, языков, музыки. Его
привлекали науки, на первый взгляд далекие от театра: психология,
математика, механика, экономика.
   Шрёдер обращается
к творчеству ведущих деятелей «Бури и натиска». Появлению пьес
штюрмеров в Театре на Генземаркт предшествовала премьера трагедии
Лессинга «Эмилия Галотти», показанная 15 мая 1772 года.
   Спектакль

явился вступлением к самому значительному времени творчества Шрёдера –
руководителя и наставника труппы, режиссера и актера. Оно длилось
десятилетие – с 1771 по 1781 год – и вошло в историю как «первая
антреприза» Шрёдера. Деятельность артиста именно этих лет создала
«золотой век» немецкой сцены XVIII столетия.
   «Эмилия
Галотти» имела большой успех. Заслуга в том не только
Шрёдера-постановщика, но и Шрёдера-актера, сыгравшего камергера
Маринелли. Вся манера поведения актера призвана была доказать главное:
этот внешне независимый, блестящий царедворец в действительности раб, и
единственный закон для него – воля господина. Жест Шрёдера, ритм и
характер его движений убеждали не менее, чем произносимые им фразы.
Едва заметное движение кисти, пальцев передавало чувства и настроения
Маринелли. Сдержанность актера в традиционном проявлении сценических
чувств, отказ от приевшейся манерности делали образ Маринелли
естественным и потому еще более отталкивающим.
   Шрёдер
стремился внести реалистическую основу не только в исполнение своих
трагических и комических ролей большой драматургии, но по возможности –
зингшпилей (музыкальных спектаклях). Особенно удачной в этом смысле
стала сыгранная труппой французская комическая опера Пьера Монсиньи
«Роза и Кола» по либретто Мишеля Седена.
   В
1774—1778 годах Шрёдер показал в своем театре пьесы так называемых
рейнских гениев – И.В. Гете, Ф.М. Клингера, Я.М. Ленца и Г.Л. Вагнера,
а также члена «Геттингенского содружества поэтов» И.А. Лейзевица.
   Шрёдер
ставит «Клавиго» Гете, причем сам играет Карлоса. В дни, когда на
Гамбургской сцене появилась «правильно построенная» драма «Клавиго»,
многие из друзей театра жалели, что Шрёдер остановил свой выбор не на
«Геце фон Берлихингене» – драматической эпопее, насыщенной
освободительными идеями штюрмеров, пьесе, наиболее полно отразившей
влияние хроник Шекспира на творчество молодого Гете. И радовались,
узнав о предстоящей постановке нравившейся им пьесы.
   В

Предыдущая Следующая