Российский телесериал

 
Новости

Сериалы

Фотогалерея

Актеры

Рейтинг

Опрос-2005

Архив

Предыдущая Следующая

любви. О'Тул казался олицетворением рыцарственности и чести, Хепберн –
женственности и нежности. Но оба обладали юмором, спасительной иронией,
не дававшей фильму превратиться в сентиментальную мелодраму. Они были
красивы, возвышенны, мужественны. Сочетание всех этих свойств делало их
дуэт – уникальным.
   Два «Золотых глобуса» заслуженно увенчали труд Питера О'Тула в этой своеобразной дилогии о Генрихе II.
   В
«Ночи генералов» (1967, режиссер Литвак) Питер О'Тул играет качественно
иную роль – фашистского генерала. Настоящим исчадием ада предстает на
экране генерал Танц, сексуальный психопат, маньяк, запрограммированный
на массовое уничтожение людей. Этот гротескный образ вылеплен почти
исключительно средствами пластики и мимики.
   В
«Ночи генералов» у Питера О'Тула – одна маска, в фильме «Правящий
класс» (1972, режиссер П. Медак) – две. Герой фильма Джек – лорд,
представитель правящего класса, родовой английской знати, –

сумасшедший. На протяжении фильма О'Тул демонстрирует две фазы его
безумия. В первой, безобидной, фазе душевнобольной Джек мнит себя
Иисусом Христом (его считают буйнопомешанным), во второй, после
лечения, – Джеком-Потрошителем.
   Поразительно
раскрылся О'Тул в пьесе Шоу «Человек и сверхчеловек», сыгранной в
Дублине. Спектакль был поставлен с удивительным пониманием философских
глубин текста Шоу, с глубочайшим проникновением во все перипетии
сюжета. И комизм был подлинным комизмом, и драма подлинной драмой.
   Вслед
за Шоу последовал Беккет: на прославленной сцене Театра Аббатства О'Тул
вновь выступил в пьесе «В ожидании Годо». Присутствовавшие на спектакле
говорили о каком-то поразительном, небывалом, неслыханном физическом
превращении О'Тула в своего Владимира. Куда только девались этот
высокий рост, эта атлетическая фигура, этот лик мужчины-победителя,
лидера на жизненном пиру, любимца фортуны? Перед зрителем представал
маленький, запутавшийся, заблудившийся человечек – некрасивый,
нескладный, нелепый, жалкий…
   И вновь – неожиданный
поворот. Актер играет в кино психически травмированного войной простого
парня, одержимого мыслью о возмездии фашистам за свершенные
преступления («Война Мерфи», 1970) и благородного Дон Кихота («Человек
из Ламанчи», 1972). В фильме-мюзикле «Человек из Ламанчи» актер
совершенно слился с образом сервантесовского героя – казалось, именно с
него писал Сервантес своего Дон Кихота. И главное, было в нем это
поразительное благородство – чудаковатое, конечно, но для него –
естественное и единственно возможное для «настоящего мужчины». Его Дон
Кихот с болью и страхом глядит на жестокий мир; как отмечала западная
критика, актер в этой роли предстает «потусторонним мечтателем».
   Вернувшись
в «Олд Вик», О'Тул создал еще один запоминающийся образ – чеховского
дяди Вани. Питер играл человека, испытывающего постоянную душевную
боль. Он казался старше своих лет, но старался скрыть эту

Предыдущая Следующая