Российский телесериал

 
Новости

Сериалы

Фотогалерея

Актеры

Рейтинг

Опрос-2005

Архив

Предыдущая Следующая

сам. Мне не нужно перечитывать Тита Ливия, Светония, Тацита и вместе с
ними вызывать Рим в свой кабинет, я, переполненный их рассказами,
переношу себя в Рим, сам становлюсь римлянином и живу там, как в родном
городе».
   Берясь за роль Генриха VIII, английского
короля-тирана, актер опасался, как бы он не напоминал другого тирана –
Карла IX. Это было тем более трудно, что фигуры обоих королей были
созданы одним и тем же драматическим поэтом. Тальма тем и поразил
зрителей нового спектакля, что нашел новые, присущие только этому его
герою особенности деспотической натуры.
   Актер
воссоздал внешний облик Генриха VIII по историческим картинам и
гравюрам. В костюме, в гриме, в парике была выдержана историческая
верность. И другие персонажи также были облачены не в условные костюмы,
а в одеяния эпохи Генриха VIII. Иначе говоря, реформа костюма Тальма
утверждалась на французской сцене.
   Самые сильные

чувства – гнев, страсть, сознание вины, страх – Тальма учился выражать
без лишней аффектации, что было новшеством во французском сценическом
искусстве.
   Французский театр на улице Ришелье
ставит патриотические пьесы на злобу дня и дает высокие образцы
французской классики – трагедии Расина, Корнеля, Вольтера. Тальма еще
нет тридцати, а он уже несет на своих плечах лучший трагедийный
репертуар эпохи, став крупнейшим актером революции.
   В
годовщину смерти Вольтера (30 мая 1791 года) поставили «Брута». Это был
торжественный спектакль. Продолжая реформу костюма, Тальма облачился в
римское одеяние Тита, подрезал себе волосы, сделал римскую прическу.
Эго новшество привилось как мода. Молодые щеголи заказывали
парикмахерам стрижку «под Тита»,
   Тальма обращается
к драматургии Шекспира, которого называл своим «учителем в постижении
человеческих страстей». Хотя произведения Шекспира шли во Франции в
классицистских переделках Жана-Франсуа Дюси, во многом искажавших смысл
и язык великого драматурга, актеру удалось передать силу шекспировских
страстей. «Реальность образов Шекспира была для меня так зрима, что,
прочитав какую-нибудь его драму, я мог бы изобразить типы и костюмы
главных действующих лиц, чего бы я не сумел при чтении французских
классиков».
   Весь декабрь 1792 года театральный
Париж только и говорил об Отелло и Тальма. Успех «Отелло» был
ошеломляющий. Обдумывая роль, Тальма от спектакля к спектаклю все
явственнее выделял благородные черты характера героя: детскую наивность
в соединении с человечностью и безграничной любовью к Дездемоне –
Эдельмоне. Актер это делал с расчетом завоевать симпатии зрителей до
того, как неистовство бушующих страстей, приводящее к убийству
беззащитной женщины, может оттолкнуть зрителя от Отелло. Тем ужаснее
выглядела сцена убийства, завершавшая трагедию.
   Следующий,
1793 год привнес в жизнь Тальма много нового и тяжелого. Он все время
теперь находился в тревоге и смятении. Трагедии, которые актер играл на

Предыдущая Следующая