Российский телесериал

 
Новости

Сериалы

Фотогалерея

Актеры

Рейтинг

Опрос-2005

Архив

Предыдущая Следующая

является национальным гением.
   В его игре все было
тщательно отработано, подготовлено, подчинено единой мысли. Известно,
что иногда он подсчитывал даже количество шагов, которые должен был
сделать, выбегая на сцену. Кин знал, что будет делать в том или ином
эпизоде, вплоть до мельчайших движений, жестов, интонаций голоса, и это
не мешало ему на спектакле зажигаться воодушевлением, которое придавало
его исполнению подлинную жизненность.
   Актер
глубоко вживался в созданные им образы, их мысли и чувства становились
ему так близки, что ему не надо было специально готовиться к очередному
спектаклю – он легко входил в роль. Особенно ярко это проявилось в
исполнении Кином его любимых ролей Гамлета и Отелло, которые он впервые
сыграл в Лондоне соответственно 12 марта и 5 мая 1814 года.
   Сочетание
тонкого ума с душевной мягкостью составляло характерную особенность
Гамлета – Кина. Основной краской, которой актер рисовал образ Гамлета,

была печаль, пронизывавшая все существо молодого принца.
   В
любви Отелло – Кина к Дездемоне раскрывались лучшие черты характера
мавра – его цельность, чистота, вера в людей. Крах любви означал
наступление мрака и хаоса. Решение отдельных сцен часто были очень
смелыми, неожиданными. Например, в момент, когда яд ревности начинал
проникать в сердце Отелло, Кин вдруг сжимал руками голову так, будто
хотел удержать головокружение, резко поворачивался спиной к зрительному
залу и стоял в глубоком оцепенении. Этот эпизод всегда производил
ошеломляющее впечатление, вызывая горячую симпатию к Отелло.
   В
рецензиях подчеркивалось, что исполнение Кином роли Отелло явило собой
пример наивысшего взлета актерского гения. Сила воздействия его игры
была настолько велика, что зрители переставали замечать других актеров,
отдавая все свои симпатии Кину. Роль Отелло считалась лучшей его ролью.
   Через
два дня он сыграл в той же трагедии роль Яго. В трактовке Кина Яго был
злодей с приятной речью, открытым выражением лица, солдат и светский
человек. Только оставшись один, он сбрасывал маску.
   Первый
сезон в Лондоне Кин закончил исполнением роли лицемера Люка в мелодраме
Бергса «Богатство» (переделка комедии Мессинджера «Госпожа из Сити»).
Тонкий ценитель театра, поэт Джон Китс, писал: «…вне сомнения
способность анатомировать мимолетные движения страсти… является тем
средством, благодаря которому Кин достигает огромной выразительности.
Он всегда весь отдается нахлынувшему на него чувству, без размышлений о
чем-нибудь постороннем. Кин так же глубоко чувствует, как Вордсворт,
или кто-нибудь другой из наших мыслителей монополистов…»
   Затем
Кин обратился к «Макбету» Шекспира. Кин отказался от традиционного
образа Макбета-злодея. В его герое сочетались отвага и нерешительность,
честолюбие и покорность, пренебрежение к будущему и страх перед ним.
Кин показывал, какую огромную внутреннюю борьбу с самим собой вынес

Предыдущая Следующая