Российский телесериал

 
Новости

Сериалы

Фотогалерея

Актеры

Рейтинг

Опрос-2005

Архив

Предыдущая Следующая

мнением согласна и сама Чурикова: «Актрисой меня сделало кино, а еще
конкретнее – кинорежиссер Панфилов. Мне тогда по молодости лет безумно
хотелось играть, просто играть, – Панфилов же заставил понять, что
играть надо только свое. Он поставил мне актерский „голос“ – пусть
сначала робкий, слабый, срывающийся, но мой и больше ничей…»
   Чурикова
ушла из ТЮЗа и какое-то время не работала. Жили они с Панфиловым в
скромной однокомнатной квартирке. У них был один диван, чемоданы вместо
стульев, маленький стол. За этим столиком Глеб Панфилов написал
сценарии «Начало», «Прошу слова». Единственная роскошь, что была у
него, – ручка с золотым пером, да и ту сгрызла собака Николь.
   И
вот однажды раздался звонок. На пороге – режиссер театра имени
Ленинского комсомола Марк Захаров и директор театра Рафик Экимян. Они
разыскали Инну, чтобы предложить роль Неле в новом спектакле «Тиль» по

Шарлю де Костеру в пьесе Григория Горина…
   Так, в 1973 году, Чурикова оказалась в Театре имени Ленинского комсомола (ныне – Ленком).
   «Тиль»
задумывался Захаровым как спектакль музыкальный, у каждого персонажа
была своя, четко разработанная режиссером ритмо-пластическая линия
поведения на сцене. Однако Чуриковой вовсе не хотелось бегать, прыгать.
И лишь через некоторое время режиссер и актриса пришли к
взаимопониманию. Так появилась луноликая Неле – воплощенное терпение.
   После
Неле актриса удивительно сыграла Сарру в «Иванове» Чехова и буквально
потрясла театральный мир. Она словно сжигала себя в этой роли, и от ее
героини шел особый свет.
   «Помню, как Захаров
неожиданно решил сцену семейной ссоры, когда два любящих человека
убивают друг друга словом, унижают, оскорбляют, – рассказывает
актриса. – Никто не может так больно ранить, как самый близкий
человек. Любимый муж, а его играл Евгений Павлович Леонов, кричит Сарре
в ослеплении: „Жидовка! Ты скоро умрешь!“ В этот момент я физически
испытывала чудовищную вину перед мужем, которого вынудила дойти до
такого состояния. Я медленно и долго шла к нему, чтобы хоть как-то
утешить. У Евгения Павловича было мученическое, искаженное страданиями
лицо. В зале мертвая тишина…»
   Евгений Леонов в
«Письмах к сыну» отмечал: «Инна Чурикова – большая актриса, поэтому
комплиментарную часть опускаю. Видишь ли, эта женщина одарена природной
гигантской артистической энергией, а это и есть подлинно театральное
чудо. Она убедительна. Она не действует на сцене, она живет. Каждый
жест ее, взгляд, каждое слово в такой мере насыщены чувственной
энергией, что вся она на сцене обнаженное сердце, пульсация которой
меня иногда пугает. И эта ее чрезмерная сердечность, ее особый ни с кем
не совпадающий сердечный ритм приковывают внимание, я думаю,
гипнотизируют зрителя. Рядом с ней никакой иной человеческой правде
места нет, все оценивается в связи с ней. Это, я бы сказал, какой-то

Предыдущая Следующая